• Iana Tishina

У каждого своя правда

Можно бесконечно долго рассуждать о морали, нравственности, природе несправедливости: почему что-то является нормой для некоторых людей, а для меня - нет. Есть множество вопросов, на которые нет ответа, если исходить из мысли, что все относительно, и абсолютной истины не существует. Но все же для себя каждый человек должен сформулировать ответы. Ведь так гораздо проще жить. Жить, имея твердые убеждения, вокруг которых будет строиться дальнейшее мироощущение.

К глубокому сожалению, я ответов на главные вопросы бытия пока не нашла, оно и понятно – мне всего 23. Какие бы варианты я ни встречала, ни один из них меня не устроил. Искренне не понимаю: почему это происходит? (а точнее, «почему!?» – гремит у меня в голове и растекается в висках неутолимой болью). Есть теоретики, которые считают, что человечество не может жить без воин: каждые 50-100 лет обязательно назревает какой-нибудь конфликт, примерно тогда, когда мы забываем цену жизни. Кажется, то же самое происходит и с экономикой, мне вспомнились графики из школьного курса: быстрый рост, замедление, точка покоя, стремительное падение, снова точка, и - бесконечный повтор цикла. Мы вынуждены жить в этих циклах взлетов и падений, ведь постоянства не существует, а точка покоя настолько мимолетна, что едва ли можно ее заметить. Эти мысли о глобальном меня немного утешают, но возвращаясь к частному, я все равно попадаю в ад. Конфликт в моей голове, который я не в силах уладить. Реальность разрушилась в дребезги, а собрать ее обратно мне не под силу. Ведь я не понимаю, почему моя реальность не совпадает с той, в которой живут мои знакомые. Вернее, я понимаю, но принять не могу.

Мы живем в разных мирах, усердно склеивая их из кусочков, которые лучше подходят. Каждый для себя строит свою реальность: мы выбираем из информационного потока то, что удобно будет положить рядом с уже сложившейся картинкой мира в нашей голове. Левые новости, правые новости, зарубежные новости, новости Украины… у всех свой взгляд на происходящее, и каждый человек выбирает к какой версии прислушаться - определяет для себя кто друг, а кто враг, и живет дальше. Проблема в том, что все правы быть не могут и где кроется правда никто не знает. Особенно те, кто никакого отношения не имел к Украине, Донбассу и проблемам последнего десятилетия. Такие люди выбрали для себя удобную версию реальности, любезно предоставленную одним из информационных источников. Не хочу никого осуждать, если бы я не была связана с Украиной, я бы тоже не знала во что верить. Моя трагедия, собственно, в том, что я знаю. Я знаю, и каждый день читаю смелые заявления уехавших из России художников о том, что они не готовы идти на кровопролитную войну только потому, что страна решила напасть на Украину, а бедные украинцы просто защищают свой народ. Такого я начиталась сполна. Настолько много, что грудь наконец сдавила ярость и через боль и слезы захотелось во всю глотку закричать:

Скажите это моим близким - моей семье, которая осталась на Донбассе. Посмотрите им в глаза и скажите, что Украина сражается за свой народ.

Скажите это моей тете Людмиле, у которой начались роды в подвале во время бомбежек Луганска. Тогда у нее случился инсульт, после которого она не оправилась полностью в силу вовремя не оказанной медицинской помощи. Помню ее пустые глаза, когда мы приезжали с семьей в гости. Я спросила нужны ли ей детские книги для малышки, а она только смотрела на меня и ничего не могла ответить. Пауза затянулась. Моя мама тогда взяла меня за плечо и шепнула «она больна, просто положи все». С виду здоровая женщина, слегка прижимавшая к себе парализованную руку, потеряла способность полноценно общаться; и только сейчас я понимаю, что её рожденный под обстрелами ребенок живет с матерью, которая не может полностью выразить свою любовь, и не понимает почему она так холодна.

Скажите это моей тете Маше и ее дочери, которые каждый день ходили работать на ГРЭС в городе Счастье под обстрелы. При этом они настолько привыкли существовать в этой реальности, что спокойным голосом по телефону сообщали «Всё хорошо, если начинает греметь, я Танечку собой накрываю, а она меня, так и ходим на работу». Мало того, что они подвергали себя опасности по дороге, во время бомбежек поддерживающие «порядок» на ГРЭС украинские военные выгоняли работников из бомбоубежища, чтобы самим укрыться там. Мирным жителям оставалось только покрепче прижиматься к стенам, укрывая друг друга. Когда Счастье сильно обстреливали, мои родственники месяцами жили в подвале дома с соседями по подъезду. Однажды мой племянник убежал от взрослых на детскую площадку, и над ним пронесся истребитель. Тогда он получил психологическую травму, от которой не оправился до сих пор. Пятилетний мальчик оказался в полном одиночестве под давящим гулом смертоносной машины. Живущие под обстрелами знают это чувство. Моя мама, ездившая туда этим летом, рассказывала, что патрулирующие истребители летают очень низко, задевая собой верхушки деревьев, чтобы их не засекли радары. Опытные люди каждый раз закрывают уши и прижимаются к земле, чтобы было легче перенести давление, а потом, как ни в чем не бывало, продолжают чистить картошку на даче. Дико звучит, правда? Словно это кадры из какого-то фильма, а не реальная жизнь реальных людей.

Мои родители ездили на родину, когда там было относительно спокойно, чтобы привезти теплые вещи и обувь. Наши родственники из деревни всегда принимали все с благодарностью. Рассказывали, что они не могли выехать за пределы области, вывезти выращенный скот, мед на продажу. Люди в селах лишились возможности заработка, денег на оплату газа и света не было, следовательно, чтобы протопить дом, нужно было идти в лес, где стояли военные и расстреливали за попытку наколоть дров. Или замерзнешь в собственном доме, или умрешь за желание согреться.

Произвол начался сразу после событий на Майдане. Военные приехали в наши края, поставили вооруженные блок посты на въездах и выездах из населенных пунктов. Проверяли всех без разбора, творили все, что вздумается. Так было сожжено две семьи, и никто не знает какой конфликт завязался между ними и военными. Они всего лишь возвращались с пасеки домой, их трупы нашли в лесопосадке между селами: одни были заперты в машине и сожжены, другие с перерезанными шеями подвешены за ноги к дереву, некоторые не найдены. Бабушка рассказывала, когда в Луганской области началось сопротивление, украинская армия присылала на бои совсем юных парней, все погибали. Их хоронили прямо на месте сражений, за огородами или сенокосами, вместе со всем, что у них было. Местные жители ходили по улицам поселка и слышали, как звонили из-под земли мобильные телефоны. Чей-то сын, брат или муж уже никогда не будет найден. Сколько еще было совершено зверств за последние годы – не счесть, просто я о них не слышала.

Когда Россия начала военную операцию, украинские военные приехали в поселок Беловодск, где было спокойно в последние годы, и заняли позиции. Они засели в детской школе искусств, в которой я училась в детстве, выбили все окна и выставили из них орудия, ожидая российскую армию. Выстроившиеся по улице танки шли, направив дула на дома, тогда у квартирантки в доме моих родителей случился нервный срыв – она не выдержала. Ночью украинские военные ездили по улицам на машине и стреляли по домам мирных жителей, в которых горел свет. Неделю все жили в подвалах. Мой отец, ветеран боевых действий в Афганистане, сказал только «Что же вы делаете… выйдите в поле и сражайтесь, не подвергая опасности невинных людей». Позже мой поселок был сдан без боя, ведь российские военные не заходили в жилые районы дабы не допустить лишних жертв. Чтобы не оказаться в кольце, украинская армия оставила позиции в моем родном поселке. Когда пришли русские, наши близкие наконец вздохнули с облегчением.

Понимаете, почему я не могу поверить в то, что Украина сражается, защищая свой народ? В стране, защищающей свой народ, не может происходить такое. Людей годами угнетали просто за то, что они родились на этой земле, говорят на русском языке и живут рядом с Россией. В новостных сюжетах можно найти массу названий, которыми пытаются определить происходящее на Украине. Нацизм ли, фашизм - не знаю как это называется, я верю только одному факту: жизнь моей семьи, проживающей на территории Украины, уничтожили военные этой же страны, - и так не должно быть!

Некоторые считают, что украинцы должны сами разбираться со своими внутренними конфликтами; кто-то думает, что Россия напала на Украину; есть мнение, что никаких военных действий и вовсе никогда не было – все это театральная постановка. Я не могу никого судить, вы сами вправе выбирать во что верить. Со своей правдой я определилась, и у меня не было выбора. Мне жаль, если моя реальность не совпадает с вашей. Писать это больно и невероятно страшно. Каждый день я вижу, как откровения таких же пострадавших, как мои родные, высмеивают и уничтожают. Каждый день читаю мысли знакомых и понимаю, что наши реальности не совпадают – я лишилась почти всего, что было мне дорого. Благо, есть люди, разделяющие со мной правду, и теперь это наша правда.


Яна Тишина, художница